Вирус птичьего гриппа H5N1 и будущая пандемия

20.04.2007

Отличительной особенностью каждой пандемии является то, что ее вызывает вирус гриппа А, не имеющий непосредственной антигенной связи с циркулировавшими ранее возбудителями. У пандемических штаммов оба поверхностных антигена или один из них относятся к иному серо-подтипу, чем антигены вирусов гриппа А, циркулировавших до того: Н2 - вместо Н1; Н3 - вместо Н2; N2 - вместо N1. Именно поэтому, в силу принципиальной «новизны» антигенной структуры для основной массы популяции людей (и, конечно, при наличии высокой вирулентности и транс-миссибельности пандемического вируса), происходит глобальное распространение инфекции. За время пандемии «испанки» 1918 - 1920 годов, как уже говорилось, погибло до 50 млн человек; при пандемиях «сингапурского» гриппа в 1957 году и «гонконгского» в 1968 году - переболели миллиарды людей. Повторения именно таких событий опасаются и ученые, и эксперты, и правительства всех государств, полагая, что эпизоотия птичьего гриппа Н5N1 может перерасти в новую пандемию. Правомерны ли подобные опасения?

Случаи заражения и даже гибели людей от вирусов гриппа животных и птиц сравнительно редки, но тем не менее они периодически происходят, и это всегда вызывало колоссальную озабоченность. Так, в 1976 году в штате Нью-Джерси несколько солдат заразились от свиней так называемым «свиным» вирусом гриппа, а один солдат умер от этой инфекции [4].

Следующий случай подобного рода произошел в Гонконге в 1997 году - тогда от впервые появившегося в циркуляции вируса птичьего гриппа H5N1 погибли шесть человек. В начале 2003 года в Китае от заражения этим вирусом умерли шестилетняя девочка и ее отец [5]. Осенью того же года началась эпизоотия H5N1, от которой (повторяю: до 3-го февраля 2007 года) погибли еще 163 человека.

Итак, бесспорно, что напрямую заразиться гриппом от птиц и свиней, заболеть и даже умереть -человек может, но достоверной передачи этих вирусов от человека к человеку до сих пор не зарегистрировано (исключение составляет несколько буквально считанных эпизодов, связанных с тесным внутрисемейным контактом между заболевшими). Практически все заболевшие и погибшие от птичьего гриппа люди оказались для вирусов «тупиковой» ветвью. От человека к человеку вирусы птиц и млекопитающих до сих пор не передавались и ни одной вспышки птичьего гриппа среди людей не вызвали. На чем же тогда основаны опасения, что птичий грипп может вызвать пандемию гриппа людей? На двух предположениях:

  1. о возможности рекомбинации вируса птичьего гриппа Н5N1 с вирусами «человеческого» гриппа и возникновения пандемического вируса, сочетающего в себе антигенную новизну «птичьих» штаммов и вирулентность и трансмисси-бельность - эпидемических вирусов гриппа человека;
  2. о постепенном накоплении в вирусе птичьего гриппа мутаций, придающих ему способность передаваться от человека к человеку.

Первая гипотеза базируется на том, что все ортомиксовирусы легко рекомбинируют, «обмениваясь» целыми генами. Это бесспорный факт [1]. Кроме того, по крайней мере некоторые из известных пандемических штаммов по своей структуре являются фактическими рекомбинантами вирусов гриппа человека и птиц. Таков возбудитель гонконгской пандемии - вирус А/Гонконг/68, гемаг-глютинин которого (Н3) встречается в структуре некоторых «птичьих» вирусов [4]. Учитывая, что предшественник гонконгского гриппа - возбудитель сингапурской пандемии 1957 года - имеет антигенную структуру Н2N2, вполне обоснованно предположение, что вирус A/Гонконг/68(Н3N2) возник путем замещения Н2 на Н3 при рекомбинации «человеческого» вируса А(Н2N2) с неким «птичьим» вирусом, содержащим Н3 [2, 4, 9].

В дополнение к этим, уже давно известным, сведениям и предположениям в самое последнее время появились данные о том, что возбудитель «испанки» 1918 - 1920 годов также содержал в своем составе гены «птичьих» вирусов [6]. Все это и явилось основанием для опасений, что за эпизоотией птичьего гриппа А(Н5N1) может последовать новая пандемия, этиологическим фактором которой станет естественно возникший рекомби-нант. Не будем заниматься академическими рассуждениями о том, правомочно ли такое допущение. Обратимся к реальным эпидемиологическим событиям.

Идеальная ситуация для возникновения такого рекомбинанта возникла в конце 2003 - начале 2004 года, когда эпизоотия птичьего гриппа Н5N1 и очередная эпидемия «человеческого» гриппа Н3N2 совпали по времени своего развития. Кроме того - и это не менее важно - указанные вирусы имели полную возможность и для фактической встречи друг с другом в организме отдельных людей на одной и той же территории, в частности в США. Эпидемия гриппа Н3N2 началась в США осенью 2003 года и активно протекала практически на всей территории страны в течение ряда месяцев. В то же время ранней весной 2004 года в штатах Делавер, Техас, Нью-Джерси и Вирджиния на ряде птицеферм были диагностированы вспышки птичьего гриппа. Эти факты повлекли за собой те же самые мероприятия, которые проводились в Юго-Восточной Азии (карантины, забой птиц и т.д.), и вполне вероятным было инфицирование отдельных людей «птичьим» вирусом. По крайней мере один такой случай на птицеферме в штате Вирджиния был зарегистрирован. Таким образом, в начале 2004 года на территории США была реальная возможность «встречи» вирусов Н5N1 и Н3N2 в организме одного человека, то есть «роковая рекомбинация» имела потенциальную возможность произойти и на свет мог появиться неведомый ранее вирус Н5N2 или Н3N1.