Вирус птичьего гриппа H5N1 и будущая пандемия

17.06.2007

Заключение

Хотя подавляющее количество средств массовой информации представляет возникновение пандемии птичьего гриппа в ближайшее время как совершенно очевидную реальность, далеко не все вирусологи с этим согласны. Еще в 2004 году О.К. Кузнецов задавался вопросом, действительно ли имеются условия для появления в ближайшие годы пандемии гриппа [17]. В конце 2005 года, в разгар самых мрачных пророчеств о том, что если не «сегодня», то «завтра» вирус птичьего гриппа Н5N1 приобретет дополнительные мутации и вызовет пандемию гриппа среди людей, в журнале «Эпидемиология и вакцинопрофилакти-ка» была опубликована статья О.К. Кузнецова и Д.Б. Голубева, в которой выражался отчетливый скепсис по поводу этих пророчеств [18]. Там отмечалось, что бесполезен отдаленный прогноз в отношении сроков начала и природы новой пандемии. В последующем, как уже говорилось, О.К. Кузнецов детально обосновал положение о том, что «вероятность скорого появления глобально опасного для человечества вируса гриппа птичьего происхождения явно преувеличена... и мир сегодня не стоит на пороге гигантской пандемии» [11, 12].

В настоящей статье я считаю возможным предположить, что превращения вируса птичьего гриппа Н5N1 в пандемический не произойдет ни в ближайшем, ни в отдаленном будущем, а новая пандемия гриппа среди людей будет вызвана каким-то пока неизвестным, но, несомненно, «человеческим» вирусом гриппа. Несерьезно заниматься прогнозированием антигенной структуры и свойств этого будущего возбудителя, а также времени его реального появления. Могу только высказать предположение, что, скорее всего, этот агент будет иметь в составе своих поверхностных антигенов гемагглютинин Н1 или Н2, а нейраминидазу - N1 или N2. Не об этом ли говорит неожиданное, пусть и кратковременное появление в циркуляции в 1980 году вируса Н2N2, хотя эра сингапурского гриппа закончилась в 1968 [19]? Но с большой долей вероятности можно утверждать, что новый пандемический вирус не будет вирусом Н5N1 или каким-либо другим возбудителем гриппа птиц или млекопитающих.

Из этого, казалось бы, достаточно абстрактного предположения следует вполне определенный практический вывод: надежды на то, что заготовленные впрок вакцины на основе вируса Н5N1 могут стать основой вакцинопофилактики в преддверии новой пандемии гриппа - абсолютно не обоснованы. Вакцины такого рода остро необходимы для профилактики гриппа среди пернатых, поскольку панзоотия Н5N1 еще очень далека от завершения, а также для защиты людей, тесно контактирующих с птицами по роду своей работы или в силу жизненных обстоятельств. Но возлагать на эти вакцины надежды как на средство борьбы с пандемией гриппа - нет никаких оснований. Это же касается и вакцин, приготовленных на основе актуальных вирусов гриппа А и В и используемых при ежегодной вакцинации лиц особого риска в преддверии сезонного подъема респираторной заболеваемости. Так, осенью 2006 года в США около 80 миллионов человек были привиты субъединичной вакциной, содержащей гемагглютинин Н1 из референс-штамма А/Новая Каледония/20/99, гемагглютинин Н3 из референс-штамма А/Висконсин/67/2005 и гемагглютинин из референс-штамма В/Малайзия/2506/2004. Эта и аналогичные ей «сезонные» вакцины, являясь полезными во время текущих эпидемий, не могут оказать и не окажут никакого эффекта ни на профилактику птичьего гриппа у людей, тесно контактирующих с птицами, ни на предотвращение последствий глобальной пандемии гриппа неизвестной этиологии. Совершенно не обоснованы надежды на быстрое приготовление больших масс вакцины из возбудителя новой пандемии за первые полгода после его индикации и идентификации, как об этом говорят многие эксперты. Ни произвести сотни и сотни миллионов доз такой вакцины, ни привить ею подавляющую часть населения планеты за это время в принципе невозможно. Также не стоит возлагать надежд на сколько-нибудь значительный лечебно-профилактический эффект во время пандемии химиопрепаратов типа тамифлю, не обладающего ни достаточной противовирусной эффективностью, ни гарантированной безвредностью.

Единственным возможным методом активного противодействия разрушительным последствиям будущей пандемии может явиться массовая вакцинация больших масс населения Земли принципиально новыми поливакцинами, вызывающими образование гуморального и клеточного иммунитета против разных ортомиксовирусов. Таких вакцин сегодня нет, но над их созданием почти никто и не работает, в то время как в разных странах активно создаются и проверяются многочисленные варианты вакцин Н5И1. Нынешние технологии производства живых гриппозных вакцин, а также инактивированных одного или даже трех вирусных штаммов в принципе не могут обеспечить защиту от всех возможных вариантов вируса гриппа, что жизненно необходимо при наличии множества различных возбудителей и непредсказуемости антигенной изменчивости. С этой задачей могут справиться только поливакцины. Их создание - не технологическая, а научная проблема, которая сегодня, когда геномы всех гриппозных вирусов расшифрованы, решаема. Один из возможных путей разработки такого рода препаратов, с моей точки зрения, может быть подсказан опытом создания пептидных герпес-вирусных поливакцин [20 - 23].

Вакцина нового типа должна быть универсальной, безаллергенной, легко воспроизводимой и более дешевой при массовом производстве, по сравнению с различными современными живыми, инактивированными и ДНК-вакцинами узкой специфичности. Она должна заменить собой нынешние поколения вакцин, которые постоянно отстают по своей антигенной характеристике от только что вошедших в циркуляцию новых штаммов и применение которых напоминает стрельбу по движущейся и вечно ускользающей мишени.

Новая пандемия гриппа будет иметь глобальный характер, и поливакцина для предупреждения ее разрушительных последствий должна быть единой и оптимальной по своей природе и свойствам. Для создания такой универсальной поливакцины необходимы усилия ученых многих стран, концентрация интеллектуальных, физических, технологических и финансовых затрат - подобно тому, как это было при создании и функционировании международного проекта «Геном человека».