Зоонозный (птичий) грипп: опасности (взгляд эпидемиолога)

18.10.2007

Для большинства эпидемиологов ничего нового в фактах обнаружения зоонозного гриппа у людей нет. Просто раньше его ассоциировали с обычным гриппом, пневмониями или другими респираторными инфекциями, в том числе с синдромом гастроэнтерита, возникающими в период сезонной заболеваемости, и не связывали с заражением от животных. Углубленный интерес и пессимистические прогнозы вызваны не только самими событиями, но и результатами внедрения в вирусологическую науку в последние годы новейших высокоинформативных методов исследования. Эпизоотии и заболевания людей, скорее всего, связаны с интенсификацией промышленного животноводства (особенно птицеводства) при существенном отставании или отсутствии ветери-нарно-эпизоотологического надзора и недостатках в реализации соответствующих санитарно-профилактических и медицинских мероприятий, прежде всего в регионах Юго-Восточной Азии, а также с несовершенством технологических процессов в производстве различного сырья, с нарушениями стандартов и правил в торговле продукцией животноводства, а нередко - и с отсутствием таковых.

Есть и другие, общеизвестные предрасполагающие условия, объясняющие, почему все это происходит именно в упомянутых регионах (Камбоджа, Таиланд и другие страны Тихоокеанского бассейна): генетическая предрасположенность людей, перенаселенность, образ жизни, питание и т.п. [10, 11, 15]. К тому же нельзя забывать, что грипп у птиц протекает не только с поражением органов дыхания, но и с явлениями энтерита. Поэтому в данных условиях заражение людей возможно с участием пылевого, контактно-бытового, алиментарного и даже водного пути передачи. Но пока человек остается, как это и должно быть, биологическим тупиком для данного возбудителя.

Таким образом, происходит естественная регуляция эпизоотического процесса в указанных регионах под влиянием меняющихся социальных условий и циклических, а также экстремальных природных явлений [1, 14]. При этом, конечно, имеет значение перенос дикими перелетными птицами реассортантов, «новых» для домашней и производственной птицы, ибо у первых по тем же или иным причинам также активизировался эпизоотический процесс. Вероятно, ситуация с коронави-русной пневмонией объясняется сходным образом. При повсеместном тщательном изучении циркуляции зоонозных вирусов наверняка обнаружится их более широкое распространение как этиологических агентов патологии людей, чем предполагалось ранее. Ведь и участие коронавирусов в этиологии воздушно-капельных инфекций и гастроэнтеритов у людей известно давно [5, 6].

Даже при всей убедительности последних сведений о реальной угрозе пандемии птичьего гриппа точку в дискуссии о резервуарах вируса гриппа А ставить рано. Несмотря на сложности в сопоставлении результатов давних исследований на базе рутинных методов и данных, полученных с использованием современных методик изучения вирусов гриппа, многолетние клинико-эпидемиологические наблюдения дают сильные аргументы в пользу антропонозной концепции резервации возбудителей гриппа серотипа А. При этом результаты применения ультрасовременных методов не противоречат им, поскольку верно вскрывают тенденции в эволюции вирусов в биосфере и механизмы эпизоотического процесса, без чего трудно понять эпидемиологию гриппа А. Есть достаточно оснований утверждать, что вирусы Asw («человеческий»), А0 и А1 не самостоятельны и принадлежат к единому сероподтипу А1 (табл. 2). Тогда становится понятным, почему прогнозы академика А.А. Смородинцева и других авторитетных ученых о скором возврате вирусов-«реликтов» не сбываются многие годы. Вышеупомянутые вирусы являются скорее антигенными разновидностями единого сероподтипа А1, подобными тем, которые обнаружены у вируса гриппа В, возможно даже - дрейфовыми вариантами.

Вирус Asw («человеческий»), как известно, имеет выраженное сходство со своим зоонозным прародителем [7, 16, 17]. Поэтому бесполезно искать какие-либо экологические закономерности и «эпидемиологическую логику» в циркуляции вирусов гриппа А, если не разделять их на антропонозные и зоонозные. В концепции пан-демичности зоонозного гриппа в человеческом обществе нет этой самой логики и соответствия биологическим законам. Особенно неубедителен упор на хаотичность и случайность реассорта-ций, тем более что, как известно, случайность есть еще не познанная закономерность. Впрочем, в эпизоотическом процессе гриппа некоторые закономерности уже просматриваются. Мы имеем дело с обычными эпидемическими проявлениями этого природного феномена у людей, свойственными всем классическим зоонозам. Если же использовать эпидемиологический подход и рассматривать антропонозный и зоонозный грипп по отдельности, то почти все противоречия снимаются (см. табл. 2).

Сероподтипы вируса А Начало пандемического цикла (годы) Окончание пандемического цикла (годы) Эпидемический интервал Резервационный интервал
A2(H2N2) 1889 - 1890 1899 - 1900 10 лет 57 лет
A3(H3N2) 1899 - 1900 1918 18 лет 50 лет
A1(H1N1)* 1908 1957 49 лет 20 лет
A2(H2N2) 1957 1968 11 лет > 39 лет
A3(H3N2) 1968 По настоящее время > 39 лет  
A1(H1N1)* 1977 По настоящее время > 30 лет  

* При условии объединения вирусов сероподтипов A1(Hsw1N1), циркулировавших с 1918 по 1928 год, A1(M0N1), циркулировавших с 1929 по 1946 год, A1(H1N1), циркулировавших с 1946 по 1957 год и с 1977 года по настоящее время, в единый сероподтип А1(НШ1)

Таблица 2. Хронологическая характеристика циркуляции вирусов гриппа типа А с конца XIX до начала XXI века (по 2007 г. включительно)