Эпидемиологический надзор за ротавирусной инфекцией

09.01.2008

Основным механизмом передачи РВИ является фекально-оральный. При этом в качестве ведущего пути передачи ротавирусов чаще называют водный. Об этом свидетельствуют водные вспышки РВИ, а также частое выделение ротавирусов из различных водных объектов. Оценка в условиях г. Перми помесячной динамики эпидемического процесса РВИ и посезонной (зима, весна, лето, осень) частоты обнаружения ротаантигена в воде распределительной сети показала [4], что максимальная заболеваемость регистрировалась в весенние месяцы (март - апрель). В весенний сезон наблюдалось и наиболее существенное снижение качества питьевой воды по вирусологическому показателю. Доля проб, содержащих ротаан-тиген, возросла в этот период года до 30,9 ± 3,5%, достоверно превышая показатели инфицирован-ности воды зимой (20,8 ± 3,2%), летом (10 ± 2,3%) и осенью (9,9 ± 1,8%). Очевидно, что нарастание ротавирусной загрязненности питьевой воды в весеннее время связано с паводком, способствующим попаданию стоков как в открытые водоемы -источники водоснабжения, так и в распределительную сеть. Именно весенний паводок, по-видимому, и является основным фактором, стимулирующим водный путь передачи РВИ.

С целью изучения роли пищевого пути передачи РВИ нами с сентября 2004 года по август 2005 исследовано на ротаантиген параллельно в РНГА и ПЦР 187 проб молочных продуктов (молоко, сметана, творог, кефир, ряженка, йогурт), отобранных в специализированном молочном магазине г. Перми. Постановку РНГА проводили с использованием тест-системы «Ротатест» производства НПО «Ростэпидкомплекс» (г. Ростов-на-Дону) согласно «Инструкции по применению диагности-кума эритроцитарного ротавирусного иммуногло-булинового жидкого для РНГА и РТГА» (МЗ СССР, 1991). Выявление РНК ротавируса в ПЦР осуществляли с помощью тест-системы «АмплиСенс Rotavirus-290» (ЦНИИ эпидемиологии МЗ РФ) согласно инструкции по применению (2002). По данным РНГА, показатель частоты ротаантиген-ной контаминации молочных продуктов составил в среднем 4,8 ± 1,5%. ПЦР оказалась положительной в 19,3 ± 2,9% случаев. По совокупным результатам обеих реакций доля проб молочных продуктов, содержащих ротаантиген, составила 21,9 ± 2,9%, при этом в холодный период года она достоверно нарастала. Сопоставление внут-ригодовой динамики частоты обнаружения ротаантигена в молочных продуктах по результатам РНГА и ПЦР и заболеваемости населения РВИ показало, что сезонная активизация эпидемического процесса наступила в октябре, то есть на месяц раньше, чем было отмечено достоверное снижение качества молочной продукции по вирусологическому показателю. По-видимому, увеличение частоты ротавирусного загрязнения молочных продуктов в холодный период года является следствием предшествующего сезонного роста заболеваемости ротавирусным гастроэнтеритом, сопровождающегося нарастанием числа источников возбудителя инфекции среди населения. Следовательно, молочные продукты не являются определяющим фактором передачи возбудителей РВИ.

В ряде случаев РВИ распространяется бытовым путем с вовлечением в эпидемический процесс преимущественно детей, посещающих ДОУ. Так, по результатам исследования методом ПЦР 225 смывов, отобранных нами в плановом порядке с оборудования и инвентаря нескольких ДОУ г. Перми в 2004 - 2005 годах, ротаантиген был обнаружен в 20,0 ± 2,6% случаев. Контаминированными рота-вирусом оказались: игрушки, уборочный инвентарь, руки персонала, спецодежда, мебель, разделочные доски, кухонная посуда и др. Максимальная ротавирусная контаминация окружающих предметов в ДОУ была выявлена в сентябре, когда доля смывов, содержащих ротаантиген, достоверно превысила показатели обнаружения ротаантигена в другие месяцы и составила 60,0 ± 16,3%. По-видимому, традиционное переформирование ДОУ в сентябре способствует заносу РВИ в коллектив с вновь поступающими (возвращающимися из отпуска) детьми и ее распространению в условиях скученности среди неиммунных лиц.