Современные представления об эпидемиологии клещевых пятнистых лихорадок

14.04.2008

Rickettsia sp. DnSI4 выявлена в клещах D. marginatus, собранных на территории Оренбургской области и Алтайского края, в клещах D. nuttalli на территории Красноярского, Приморского краев и Республики Бурятия, в клещах D. silvarum на территории Приморского края и Республики Бурятия, а также в клещах D. nixeus, собранных в Карагандинской области Казахстана. Находки ДНК Rickettsia sp. DnS28 ограничены территориями Красноярского края и Республики Бурятия, где эта риккетсия была обнаружена в клещах D. nuttalli и D. silvarum [60].

Ареалы D. reticulatus и D. marginatus представляют западную часть ареалов клещей рода Dermacentor в Евразии, a D. nuttalli и D. silvarum -восточную. Rickettsia sp. RpA4, впервые гено-типированная в R. pumilio, в пределах ареала клещей рода Dermacentor, связана с видами D. reticulatus, D. marginatus и D. niveus, но, пo-видимому, не с D. nuttalli и D. silvarum. Единичные находки Rickettsia sp. RpA4 связаны с H. concinna и I. persulcatus. Впервые генотипированные в клещах D. nuttalli виды риккетсий Rickeittsia sp. DnSI4 и Rickettsia sp. DnS28 экологически связаны с клещами этого вида и D. silvarum. Однако Rickettsia sp. DnSI4 была генотипирована также в клещах D. marginatus и D. niveus. Таким образом, Rickettsia sp. RpA4, Rickettsia sp. DnSI4 и Rickettsia sp. DnS28 из геногруппы R. massiliae имеют широкое распространение в Евразии - от европейской части России до Дальнего Востока [60]. Их ареалы перекрываются, а распространение связано преимущественно с клещами рода Dermacentor [32, 41, 59 - 61].

При исследовании клещей I. persulcatus, собранных в Челябинской, Тюменской, Омской и Новосибирской областях, Алтайском,

Красноярском и Приморском краях, обнаружен новый вид Candidatus R. tarasevichiae из геногруппы R. canadensis, имеющий 19 отличий от R. canadensis [62, 63]. R. canadensis (штамм 2678) изолирована из клещей Haemaphysalis leporispolustris в Канаде (Онтарио) в 1963 году [62 - 64]. Позднее антитела к R. canadensis выявлены у четырех пациентов с клиникой пятнистой лихорадки Скалистых гор в США (Техас и Калифорния; Bozeman ГМ. et al., 1970). Эта риккетсия также ответственна за случаи острого церебрального васкулита в странах Северной Америки (Wenzel R.P. et al., 1986; Linnemann С.С. et al., 1989; Hechemy К.Е. et al., 1991). В связи с этим можно предположить, что Candidatus Rickettsia tarasevichiae может оказаться патогеном и быть причиной ряда случаев заболевания с клинической картиной, нетипичной для известных клещевых инфекций, которые регистрируют в ареале I. persulcatus.

Изучение астраханской риккетсиозной лихорадки (АРЛ) начинается с 1970-х годов, когда впервые были зарегистрированы спорадические случаи этого заболевания, сопровождающегося фебрильной температурой и экзантемой [17]. Сначала его рассматривали как вирусную экзантему неустановленной этиологии. С 1983 года отмечается рост заболеваемости, увеличившейся за десятилетие в двадцать раз [17, 18]. Только в 1991 году удалось подтвердить риккетсиозную этиологию инфекции [20]. Идентификация возбудителя происходила на протяжении ряда лет. Его относили к Rickettsia conorii, затем - к R. conorii-complex, и лишь в 2003 году углубленные генетические исследования позволили отнести возбудителя АРЛ к новому виду - R. conorii subsp. caspiensis [65].

Установлено, что основной эпидемиологически значимый фактор в очагах АРЛ - постоянная и достаточно высокая пораженность собак (не только диких, но и сторожевых), которые являются превалирующим резервуаром и переносчиком риккетсий [19, 22 - 24]. Объяснение этому стало возможным в результате обследования диких животных (ежей, зайцев и др.). Пораженность их клещами Rhipicephalus pumilio оказалась высокой. Именно они, особенно ежи, являются главными прокормителями всех фаз Rhipicephalus pumilio в Астраханской области, и именно они заносят клещей в огороды и дворы, где ими поражаются собаки. На человека клещи могут переползать с собак, с поверхности почвы и растений. Клещи неравномерно распределены на территории области, что зависит от микроклимата, ландшафта, численности и характера расселения прокормителей - ежей, зайцев и др. [24]. Было отмечено, что несколько десятилетий назад клещ R. pumilio на сельскохозяйственных и домашних животных обнаруживался редко, хотя в Северном Прикаспии степень заклещеванности диких животных была высокой.