Эпидемиологические аспекты коклюшной инфекции на современном этапе

10.06.2008

Коклюш и до настоящего времени считается детской инфекцией. Перед введением вакцинопро-филактики до 95% случаев его имели место у детей младше 10 лет [10, 25]. Данные за период с 1933 по 1939 год по штату Массачусетс (США) позволили выявить следующее распределение заболевших по возрастным группам: до 1 года - 7,5%; 1 - 4 года - 41,1%; 5 - 9 лет - 46,4%; 10 - 14 лет - 4,1%; 15 лет и старше - 0,9% всех случаев коклюша. С 1978 по 1981 год в США при спорадическом уровне заболеваемости коклюшем (менее 1 случая на 100 тыс. населения) наблюдалось следующее распределение доли заболевших по возрастным группам:

  • младше 1 года - 53,5%;
  • 1 - 4 года - 15,4%;
  • 5 - 9 лет - 18,2%;
  • 10 - 14 лет - 5,5%;
  • 15 лет и старше - 6,5% всех случаев коклюша.

С 1997 по 2000 год распределение процента заболевших было уже другим: младше 1 года - 29,4%; 1 - 4 года - 11,1%; 5 - 9 лет - 9,8%; 10 - 19 лет - 29,3% и 20 лет и старше - 20,4%.

Как и в других регионах мира, на территории Российской Федерации в допрививочный период заболеваемость коклюшем регистрировалась на уровне 360 - 390 на 100 тыс. населения, достигая в годы периодических своих подъемов более высоких цифр в силу накопления восприимчивого контингента. Более высокий показатель заболеваемости имел место в крупных городах, в частности в 1958 году в Москве - 461 на 100 тыс. населения, в Ленинграде - 710, а в отдельных районах города - более 1000 на 100 тыс. населения. Из общего числа заболевших коклюшем около 80% приходилось на долю детей до 5 лет. Эпидемический процесс характеризовался периодичностью в 3 - 4 года.

После введения в стране массовой вакцинации (1959 - 1960 гг.) заболеваемость к 1967 году снизилась в восемь раз по сравнению с 1958 годом [1]. При этом в отдельных республиках ее быстрое снижение зависело от сроков и полноты осуществления массовых прививок, что, однако, не исключало влияния и организационной стороны проведения вакцинации (качества применяемых вакцин, условий их хранения, соблюдения календаря прививок и др.).

К концу 60-х годов прошлого столетия произошла дифференциация республик СССР по уровню заболеваемости коклюшем в широких пределах - с разницей в десятки раз. К 1967 году охват прививками детей до 5 лет на отдельных территориях достигал 99,8%, что вывело, в частности, Эстонию, Латвию и Туркмению на уровень большинства европейских стран и Канады по показателю заболеваемости - 10 - 25 на 100 тыс. населения. Более того, во многих республиках значительно сузился ареал коклюша. С каждым годом увеличивалось число городов и населенных пунктов, где коклюш не регистрировался. Наиболее интенсивно заболеваемость снижалась среди привитых континген-тов и менее - среди непривитых. Значительно изменилась степень тяжести течения коклюша за счет увеличения легких и стертых форм болезни. К 1970 году при показателе 16,9 на 100 тыс. населения уже имелись области и регионы России, где регистрировались лишь единичные случаи инфекции, а к концу 70-х годов заболеваемость в стране стабилизировалась на уровне 5,8 - 10,8 на 100 тыс. населения. Это было расценено специалистами как возможность достижения спорадического уровня заболеваемости на всей территории страны уже к 1981 году и ликвидации коклюша при условии достижения 90%-ного охвата прививками детей до 5 лет. При снижении летальности и тяжести клинического течения коклюша произошло резкое ослабление внимания педиатров к этой инфекции.