Николай Николаевич Жуков-Вережников

10.06.2008

В годы войны, будучи в должности заместителя директора по науке института «Микроб», Николай Николаевич одновременно возглавлял эпидемиологическую службу Юго-Востока СССР в системе Государственного Комитета Обороны и сам выезжал на вспышки чумы, холеры, сыпного тифа, тяжелых кишечных инфекций.

На этих вспышках он ввел теоретически обоснованную и дававшую хороший эффект в эпидемиологическом плане систему провизорной госпитализации, основанную не на диагнозе, а на сигнальных признаках, характерных для той или иной нозоформы. Под Сталинградом, когда наши войска переходили в наступление, в одном из воинских подразделений проблемой стала дизентерия Григорьева-Шига, протекавшая тяжело, с интоксикацией, кровавым поносом. Была организована особая система слежения за здоровьем бойцов, выявления у них кишечных заболеваний. Всем общавшимся с больными назначалась экстренная профилактика сульфамидами. Вспышка была погашена.

Случались необычные эпидемиологические ситуации. В тяжелое для страны время, когда немцы рвались к Москве, пришло сообщение о вспышке чумы в Туле среди солдат стройбатальона. В составе группы специалистов Н.Н. Жуков-Вережников выехал для проведения необходимых мероприятий. В Туле медработники заперлись в больнице, заявив, что решили остаться вместе с больными и погибшими, но не выпустить чуму. Двери с надписью «Карантин» открыли только после того, как один из врачей узнал Николая Николаевича, с которым был в дружеских отношениях со студенческих лет. К счастью, исследования показали, что за чуму была принята инфекция, вызванная гемофильной палочкой. Жизнь вошла в привычную военную колею. Подвоз снарядов и движение наших войск не были прерваны.

На вспышках чумы Н.Н. Жуков-Вережников работал всегда - до войны, во время войны и в послевоенные годы; будучи главным консультантом по особо опасным инфекциям Минздрава СССР он выезжал почти на все вспышки, возникавшие в республиках Средней Азии.

Особую опасность представляла работа на вспышках до появления методов лечения легочной чумы, когда заражение означало смерть только смерть. Над разработкой методов лечения чумы трудились большие коллективы в разных странах мира. И наконец - успех. В 1945 году Н.Н. Жуковым-Вережниковым впервые в мире был предложен и дал хороший эффект комбинированный (комплексный) метод лечения больных легочной формой чумы - противочумной сывороткой (подкожно), щелочным раствором сульфидина и метиленовой сини (внутримышечно). Этот метод с успехом применялся для лечения больных чумой в Монголии, Китае, республиках Средней Азии. А затем на смену этому методу пришел новый препарат стрептомицин, который через два месяца вслед за Н.И. Николаевым успешно апробировал и Николай Николаевич.

За цикл экспериментальных исследований и разработку первого эффективного метода лечения чумы Н.Н. Жуков-Вережников был удостоен Государственной (Сталинской) премии СССР

Сыпной тиф. Николай Николаевич рассказывал, что после окружения под Сталинградом трехсоттысячной армии Паулюса была поставлена задача: обеспечить санитарную обработку этой армады немецких военнопленных. Завшивленность их была колоссальной: пол в землянках потрескивал не только от соломы, даже на губных гармошках немецких солдат была пыльца от фекалий вшей. Перед нашими медицинскими работниками ставилась задача провести эффективные дезинсекционные мероприятия среди пленных, соблюдая все меры предосторожности, сохранив собственное здоровье и боеспособность. Вопрос защиты медицинского персонала стоял очень остро. Подчеркивалась важность защитной одежды. Проводилась вакцинация инактивированной или живой сыпнотифозной вакциной. Однако, несмотря на соблюдение всех мер защиты, больные среди персонала появились (их было меньше среди привитых живой вакциной). Анализ обширного материала позволил прийти к выводу о необычном пути заражения - воздушно-пылевом.

В 1947 году Н.Н. Жукова-Вережникова приглашают на работу в Москву в качестве директора Института экспериментальной биологии АМН СССР.