Эпидемиологическая ситуация по дифтерии на современном этапе

20.10.2008

И.Э. Борисова1, С.Е. Батаева2, С.В. Шабалина1

1 ФГУН «ЦНИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора, Москва

2 ГОУ «ВПО «Астраханская государственная академия» Росздрава

Дифтерия относится к числу инфекций, имеющих повсеместное распространение. Уровень заболеваемости в отдельных странах и регионах значительно колеблется - в зависимости от социальных условий и качества постановки прививочного дела [31, 32, 62].

Основным фактором вирулентности возбудителя дифтерии является экзотоксин, который был открыт в 1888 году.

Взгляд на эпидемический процесс как на многоуровневую систему, состоящую из взаимодействующих между собой популяций паразита и хозяина, позволяет по-новому оценить этот процесс при дифтерии, вскрыть внутренние закономерности его развития. Значительная гетерогенность (то есть генотипическая и фенотипическая неоднородность) свойственна популяциям, входящим в паразитарную систему дифтерии. Изменения в характере эпидемического процесса дифтерии, наблюдаемые в течение последних десятилетий (вплоть до 60 - 70-х годов прошлого столетия, когда произошло резкое сокращение популяции возбудителя), указывают на значительные сдвиги в паразитарной системе, утрату популяцией паразита своих прежних позиций [20, 34].

Анализируя эпидемический процесс дифтерии, можно видеть, что существенные изменения произошли во второй составной части паразитарной системы - популяции хозяина. Накоплены материалы, свидетельствующие о ее неоднородности как по антитоксическому, так и по антимикробному иммунитету. Обнаруживается, что упущения в работе по иммунопрофилактике населения приводят к появлению значительной прослойки лиц, у которых отсутствует защитный уровень противодифтерийных антител. Существенная роль взрослого населения в эпидемическом процессе дифтерии обусловлена, с одной стороны, его высокой социальной активностью, а с другой - снижением у него уровня антитоксического иммунитета, таким образом, оно стало не только активным, но и уязвимым звеном в общей эпидемической цепи [34, 39].

В результате плановой специфической вакци-нопрофилактики на территории Российской Федерации в 60 - 70-е годы удалось снизить заболеваемость дифтерией до спорадических случаев. Ее показатель в те годы составлял 0,2 - 0,003 на 100 тыс. населения, а уровень привитости детей достигал 90 - 95%. Во многих городах и на значительных административных территориях нашей страны эта инфекция вовсе не регистрировалась [26, 45].

В конце 80-х - начале 90-х годов в результате снижения профилактической работы уровень при-витости детей достиг критической отметки - 50% и ниже, что стало причиной быстрого подъема заболеваемости. Развитию эпидемии способствовали снижение уровня защиты детского населения и низкий уровень иммунитета у лиц 30 - 50 лет, который не стимулировался ни ревакцинацией, ни контактом с естественной инфекцией в период низкой заболеваемости. При резком ухудшении эпидемиологической ситуации по дифтерии, отмеченном в 1990-е годы, число больных дифтерией ежегодно увеличивалось вдвое. По сравнению с 1989 годом заболеваемость возросла в 6,3 раза. В 1992 году дифтерией заболело 3897 человек, из них 1069 детей, и показатели заболеваемости составили 2,6 и 2,98 соответственно [22, 29].

Российская Федерация занимала ведущее место по заболеваемости дифтерией в странах Европейского региона, тогда как достигнутый во многих странах 95%-ный уровень защиты детей позволил практически ликвидировать эту инфекцию. Из 5703 случаев, зарегистрированных в Европе, 68,3% приходилось на Россию [19, 47, 48, 56, 64].