Эпидемиологическая ситуация по дифтерии на современном этапе

20.10.2008
  • Второй признак - более тяжелое течение заболевания и более высокие показатели летальности у невакцинированных людей. В Москве тяжелые формы заболевания были зарегистрированы среди вакцинированных только в 1% случаев, а в Республике Беларусь - в 7%. Все летальные исходы в Москве и Санкт-Петербурге наблюдались только среди невакцинированных больных [11, 13, 50].
  • Третья закономерность состояла в низком и несвоевременном охвате вакцинацией. Так, среди заболевших были ранее вакцинированы 70% больных взрослых и 33% детей.
  • Четвертая особенность - показатели заболеваемости максимальны на территориях с наиболее высокой плотностью населения. Например, в 1992 году показатель заболеваемости в Киеве достигал 13 на 100 тыс. жителей, тогда как в целом по Украине он составил всего 3 случая на 100 тыс. человек. В Казахстане 73 - 80% случаев дифтерии были зарегистрированы у городских жителей.
  • Пятая черта - дифтерия нередко диагностировалась с большим опозданием или диагноз ставился ошибочно. Отмечена корреляция неправильного диагноза и неблагоприятного исхода заболевания: в Москве у 10 из 15 больных с гипертоксической формой дифтерии первоначальный диагноз был неверным.
  • Еще одна особенность: контингенты риска - это, как правило, работники медицинских учреждений, транспорта, общественного питания; высокие показатели заболеваемости отмечены также среди лиц без определенного места жительства и алкоголиков [18, 33].

В 1993 году на территории России дифтерией переболело около 14 тыс. детей и более 26 тыс. взрослых. Показатель заболеваемости на 100 тыс. составил 26,8. Среди заболевших токсическими формами 80% приходилось на непривитых детей в возрасте до 3-х лет. Общая летальность от дифтерии среди детей составила в 1993 году 2,2, а среди непривитых - 8,4. Начиная с 1994 года охват вакцинацией против дифтерии стал увеличиваться и к 1995 году достиг 88,1%, что сопровождалось быстрым снижением заболеваемости, показатель которой в 1996 году составил 9,3 на 100 тыс. населения [5, 11, 27, 30, 35].

Необходимо вспомнить, что в довакцинальную эру, когда Corynebacterium diphtheriae циркулировали сравнительно интенсивно, а показатели заболеваемости были высокими, единственным механизмом приобретенного иммунитета была перенесенная клинически выраженная или инап-парантная инфекция. В то время дифтерия была преимущественно болезнью детей. Ранние исследования, проведенные с помощью реакции Шика в Вене в 1919 году и в Нью-Йорке в 1921, демонстрировали типичную картину невосприимчивости к дифтерии в разных возрастных группах. У большинства новорожденных имелся пассивный иммунитет за счет материнских АТ, который сохраняется в течение 12 месяцев. У детей младшего возраста уровень коллективного иммунитета постепенно возрастал благодаря контактам с возбудителем [28, 37].

В настоящее время ситуация с коллективным иммунитетом в странах Европы существенно отличается от той, которая имела место в довакци-нальную эру. В результате массовой иммунизации произошли значительные и важные изменения в иммунном статусе у лиц разного возраста. Дети в результате проведения широкомасштабных прививок детскому населению приобрели высокий уровень невосприимчивости к дифтерии. Однако в связи с тем, что дифтерия становилась все более редким заболеванием, возможности приобретения или поддержания естественного иммунитета значительно сузились. В результате восприимчивыми стали взрослые люди. Самые низкие титры АТ к Corynebacterium diphtheriae были определены у людей в возрасте от 20 до 40 лет - в Германии, в административных территориях бывшего Советского Союза, Японии, от 40 до 50 лет - в Польше, Австралии, старше 50 лет - в Финляндии, Швеции и Дании [42, 54, 57].