Эпидемиологическая ситуация по дифтерии на современном этапе

20.10.2008

В Российской Федерации постоянно проводится работа по ревизии схем и сроков ревакцинации против дифтерии. Так, изучение уровня антитоксического иммунитета против дифтерии в Московской области, в коллективе учебного типа среди лиц 18 - 20-летнего возраста, выявило низкую иммунологическую защищенность данной возрастной категории. Средняя геометрическая титров (СГТ) антитоксина составила 0,01 ± 0,003 международных единицы на миллилитр (МЕ/мл) в РПГА. Защищенными были не более 5 - 12% лиц исследуемой группы. Фактически полная иммунологическая незащищенность лиц коллектива, а также высокий уровень заболеваемости вызывали необходимость проведения ревакцинации. При этом в группе иммунизированных АД-М однократно СГТ через 1 - 1,5 месяца составила 0,036 ± 0,002 МЕ/мл, обеспечив иммунологическую защиту для 76%, преимущественно в низких титрах (0,03 - 0,1 МЕ/мл). Через 6 месяцев после ревакцинации СГТ составила 0,029 ± 0,004 МЕ/мл. Иммунологически защищены были лишь 65% лиц, причем для 48% ревакцинированных защита обеспечивалась лишь на минимально низких титрах (0,03 МЕ/мл). Исследование, проведенное через 12 месяцев после однократной ревакцинации АД-М, выявило, что антитоксический иммунитет отмечался лишь у 34% лиц этой группы, а у 23% - был на минимальном защитном уровне [1].

Результаты исследований в группе ревакцини-рованных двукратным введением АД-М показали, что через 1 - 1,5 месяца СГТ после второго введения дифтерийного анатоксина составила 3,75 ± 0,16 МЕ/мл, обеспечивая защиту для 98% лиц исследуемой группы. Причем 88% из них имели высокие защитные титры (более 0,3 ME/мл). В период наблюдения уровень коллективного иммунитета в группе снизился незначительно (через 6 месяцев СГТ - 3,33 ± 0,16 МЕ/мл, а через 12 месяцев - 3,15 ± 0,19 МЕ/мл), обеспечивая иммунологическую защищенность для 98% ревак-цинированных, среди которых 82% имели высокие защитные титры содержания антитоксина в крови. В процессе наблюдения за коллективом возникла необходимость дополнительного, третьего введения АД-М по эпидемическим показаниям. Через 1 - 1,5 месяца в этом случае, после третьего введения АД-М, СГТ составляла 4,38 ± 0,19 МЕ/мл, защитив, таким образом, 98% исследуемых - в подавляющем количестве с высокими защитными титрами (88%). Через 6 и 12 месяцев СГТ составляли 3,79 ± 0,22 и 3,55 ± 0,25 ME/мл соответственно; через 12 месяцев иммунологически защищенными были 98% лиц данной группы. Результаты этих исследований совпадали с данными эпидемиологической эффективности проводимой ревакцинации. В группе непривитых уровень заболеваемости был максимальным и составил 7,26 на 100 тыс., у однократно привитых АД-М - 4,25. В группе ревакцинированных двукратным введением АД-М был отмечен один случай дифтерии (0,43 на 100 тыс.), в группе иммунизированных трехкратно случаев заболеваний выявлено не было. Авторы приходят к выводу, что для достижения надежной иммунологической защиты и эпидемиологического эффекта в коллективах с напряженной эндемией по дифтерийной инфекции ревакцинацию лиц 18 - 20-летнего возраста с низким исходным уровнем содержания антитоксина в крови (менее 0,02 МЕ/мл) целесообразно проводить двукратно с интервалом в 1 - 1,5 месяца [1].

Аналогичные данные в отношении состояния противодифтерийного иммунитета приводятся авторами и по другим регионам [8, 14, 25].

Если проследить за уровнем заболеваемости дифтерией в течение последних 50 лет, то отмечается четкая связь между качеством работы по вакцинопрофилактике и эпидобстановкой. Так, первая и вторая волны эпидемии дифтерии в 80-е и 90-е годы соответственно были связаны, по данным ряда авторов, со следующим: в первом случае - с недостаточной иммунизацией взрослого населения, во втором - с неполным охватом вакцинацией детей, обусловленным многочисленными медицинскими отводами от прививок [38].

Резюмируя вышеизложенное, можно заключить, что основная роль в борьбе с дифтерией принадлежит повышению эффективности вакцинопрофилак-тики. В связи с этим большое значение имеют контроль за качеством иммунизации и изучение влияния всевозможных факторов на формирование поствакцинального противодифтерийного иммунитета.