Современные эпидемиологические особенности антропургических очагов природно-очаговых инфекций (на примере Пермского края)

17.08.2009

В.И. Сергевнин1, Е.В. Сармометов2, Л.Г. Кудрявцева2, Л.С. Удавихина2, Э.С. Горовиц1

1ГОУ «ВПО «Пермская государственная медицинская академия им. акад. Е.А. Вагнера» Росздрава (tefi1@mail.ru) 2 ТУ Роспотребнадзора по Пермскому краю (ooto@permonline.ru)

Резюме

На примере Пермского края рассмотрены современные эпидемиологические особенности антропургических очагов природно-очаговых инфекций, связанных с животноводческими и птицеводческими комплексами (сальмонеллез, орнитоз, зоонозный хламидиоз), лесопарковыми зонами населенных мест и садоводческих кооперативов (клещевой энцефалит, иксодовые клещевые боррелиозы) и территориями обитания бездомных собак (бешенство).

Ключевые слова: природно-очаговые инфекции, антропур-гические очаги, современные эпидемиологические особенности

В 40-х годах прошлого столетия Е.Н. Павловским было создано учение о природной очаговости инфекционных болезней, согласно которому природно-очаговыми инфекциями (ПОИ) являются те, при которых возбудитель, специфический переносчик и животные (резервуары возбудителя) существуют в природных условиях в составе различных биоценозов вне зависимости от человека [3]. Учение Павловского прошло три этапа развития. На первом этапе (40 - 50-е гг. прошлого века) к ПОИ относили исключительно трансмиссивные инфекции, такие как клещевой энцефалит, японский энцефалит, лихорадку паппатачи, клещевой возвратный тиф, лейшманиозы, чуму, туляремию. На втором этапе (60 - 70-е гг.) к названным инфекциям добавились нетрансмиссивные зоонозы: лептоспироз, сибирская язва, саль-монеллез, бешенство. И наконец, на третьем этапе (80 - 90-е гг. прошлого века) к ПОИ стали относить еще и сапронозы - псевдотуберкулез, легионел-лез и др. Иными словами, по мере расширения знаний из числа обязательных признаков природного очага сначала выпал переносчик, а затем и теплокровный носитель [2], и в настоящее время общепризнано, что ПОИ являются все инфекции и инвазии с внечеловеческим резервуаром возбудителя [1].

В современных условиях для ПОИ становится все более характерным формирование антропур-гических очагов (греч. anthropurgia - человеческая деятельность). Последние характеризуются длительным существованием патогенных и потенциально патогенных микроорганизмов в агро- и урбоценозах вне связи с дикими животными или почвенными и водными экосистемами, выполняющими роль естественных резервуаров инфекции.

Основным представителем зоонозов антропур-гического характера, связанных с животноводческими и птицеводческими хозяйствами, является сальмонеллез. Вот уже 20 лет (в Пермском крае с 1987 г.) доминирующий серовар возбудителя сальмонеллезной инфекции среди населения -Salmonella enteritidis. Причем существенных изменений в эпидемиологии сальмонеллеза, обусловленного этим сероваром, не произошло. Как и ранее, заболеваемость населения связана главным образом с продукцией промышленных птицекомплексов, прежде всего с куриными яйцами и яйце-содержащими блюдами. Современная особенность эпидемиологии сальмонеллеза энтеритидис, пожалуй, заключается в том, что с конца 90-х годов в качестве фактора передачи возбудителя существенную роль стало играть такое содержащее мясо птицы блюдо, как шаверма (шаурма), готовящееся и реализующееся в частных предприятиях мелкорозничной торговли и общественного питания.

По нашим данным, в условиях птицеводческих и животноводческих комплексов помимо сальмо-неллеза широкое распространение имеют орнитоз, обусловленный Chlamydia psittaci, и зоонозный хла-мидиоз, вызываемый Chlamydia pecorum [5, 6]. Так, серологическое обследование кур крупной птицефабрики в реакции непрямой гемагглютинации (РНГА) с родоспецифическим хламидийным диагностику-мом выявило антитела в условно-диагностическом титре у 48,4% птиц. При исследовании прямым иммунофлюоресцентным методом (ПИФ) внутренних органов кур, павших от заболеваний легких и желудочно-кишечного тракта, антигены хламидий были обнаружены у 100% птиц. Серологический анализ в РНГА сывороток крови сотрудников птицефабрики, непосредственно связанных с обслуживанием и убоем птицы, обнаружил наличие про-тивохламидийных антител в диагностическом титре в 38,3% случаев. Напротив, у работников управленческого аппарата птицекомплекса положительные диагностические результаты в РПГА не регистрировались. Анализ заболеваемости персонала птицекомплекса показал, что среди сотрудников, непосредственно занимающихся обслуживанием и убоем птицы, патология органов дыхания встречалась достоверно чаще, чем среди управленцев. В то же время частота заболеваний органов пищеварения, костно-мышечной, сердечно-сосудистой и мочеполовой систем среди работников прямого производства статистически не отличалась от таковой среди управленческого персонала. Эти данные указывают на то, что производственный контакт сотрудников с птицей обусловливает их инфицирование за счет аспирационного механизма передачи хламидий с вовлечением в патологический процесс преимущественно органов дыхания.

По результатам обследования свиней крупного свинокомплекса, условно-диагностический титр противохламидийных антител в РНГА был выявлен в 15% случаев. В группе выбракованных поросят, имеющих дефекты развития или признаки поражения каких-либо органов или систем, доля положительных диагностически значимых реакций оказалась равной 82,3%. По данным исследований с помощью ПИФ внутренних органов свиней, павших от заболеваний легких и желудочно-кишечного тракта и абортировавших, антигены хламидий были обнаружены у 100% животных. Обследование персонала свинокомплекса в РНГА показало, что у сотрудников, непосредственно связанных с обслуживанием и убоем животных, доля реакций с условно-диагностическим титром антител составила 38,2%, у работников управленческого аппарата - 4,2%. Среди сотрудников производства отмечалась повышенная заболеваемость с вовлечением в патологический процесс органов дыхания и пищеварения. В то же время частота заболеваний костно-мышечной, сердечно-сосудистой и мочеполовой систем среди них статистически не отличалась от таковой среди работников управления. Следовательно, производственный контакт со свиньями приводит человека к инфицированию хламидиями за счет аспирационного и фекально-орального механизмов передачи с вовлечением в патологический процесс органов дыхания и пищеварения.