Эпидемиологические особенности эпидемического паротита

01.11.2010

Количество серонегативных детей и серопозитив-ных контингентов с разным положительным значением показателя оптической плотности выражалось в процентах по отношению ко всей сумме обследованных.

Среди всех обследованных детей без учета длительности времени, прошедшего после вакцинации, удельный вес привитых дивакциной и тривакцинами, не выработавших или утративших антитела к вирусу паротита, в течение всего периода наблюдения был идентичным и составлял соответственно 7,4 ± 1,8 и 6,5 ± 2,2% (t = 0,3).

Аналогичный результат получен в данных двух группах вакцинированных, имевших специфические антитела: 92,6 ± 1,8 и 93,5 ± 2,2% соответственно (t = 0,3).

Следовательно, ассоциированные препараты различных производств обладали равноценной иммунологической эффективностью.

Однако напряженность гуморального иммунитета у серопозитивных контингентов была различной. Так, у привитых тривакцинами по сравнению с привитыми дивакциной значительно чаще регистрировались условно защитные титры антител (50,4 ± 4,5 и 27,2 ± 3,0%; t = 4,3), в то время как в группе привитых дивакциной достоверно чаще встречались титры антител в высокой концентрации - 65,4 ± 4,5 и 43,1 ± 4,5% соответственно (t = 4,0) (рис. 2).

Установлено, что в группе привитых отечественным препаратом число серонегативных и серопози-тивных привитых с различными показателями гуморального иммунитета через 2 - 8 месяцев, 1 - 2 года и 3 - 5 лет после вакцинации оставалось стабильным. В разные сроки наблюдения число серонегативных детей составляло 6,7 - 8,3% (t < 0,2), привитых с условно защитными титрами антител - 23,3 - 41,7% (t < 1,6) и с высоким уровнем гуморального иммунитета - 50,0 - 70,0% (t < 1,7).

Что касается зарубежных комбинированных три-вакцин, то количество серонегативных детей также было неизменным в течение всего срока наблюдения и колебалось от 5,7 ± 3,2% до 9,1 ± 6,1% (t < 0,5). Число привитых с условно защитным уровнем гуморального иммунитета через 2 - 8 месяцев составляло 27,3 ± 9,5% (t < 1,8). Однако уже через 1 - 2 года оно достоверно увеличилось до 54,7 ± 6,8% (t = 2,3), а спустя 3 - 5 лет равнялось 56,3 ± 7,1%, то есть возросло в 2,1 раза по сравнению с исходным уровнем (t = 2,4). В то же время количество вакцинированных с высокими показателями иммунитета через 1 - 2 года существенно сократилось - с 63,6 ± 10,2% до 39,6 ± 6,7% (t = 2,0) и к концу срока наблюдения составляло 37,5 ± 7,0% (рис. 3).

Таким образом, отечественная паротитно-коревая вакцина и тривакцины корь-паротит-краснуха зарубежного производства (MMR II и Приорикс) обладали равноценной иммунологической эффективностью. Результаты исследования свидетельствуют об идентичности иммуногенной активности вакцинных штаммов вируса паротита Л-3 и Jeryl Lynn. В то же время гуморальный иммунитет у привитых дивакциной по сравнению с привитыми тривакцинами характеризовался большей напряженностью и сохранялся стабильным на протяжении всего срока наблюдения (пять лет).

Необходимо отметить, что Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека большое внимание уделяется соблюдению условий «холодовой цепи» на всех этапах транспортировки, хранения и применения вакцин, а также обеспечению безопасности иммунизации [1].