Менингококковая вакцинация и носительство

15.12.2010

Несмотря на заключение о влиянии вакцинации на носительство, возникает вопрос о возможном замещении «исчезающей» под влиянием вакцины серогруппы штаммами другого капсульного варианта. Этот процесс может происходить также благодаря «переключению» менингококком капсу-лообразования с одной серогруппы на другую с помощью генетического механизма. Предполагается, что генетический обмен между разными вариантами происходит на слизистой оболочке носителя, которую могут одновременно колонизировать два разных штамма [5, 10, 19]. Однако исследователи, достоверно показавшие снижение носительства после вакцинации в Великобритании, не отметили появления новых серогрупп среди привитых [14]. В Австралии при проведении массовой иммунизации конъюгированной вакциной С также не отмечено роста других капсульных серогрупп [16].

Чем объяснить наблюдавшиеся случаи достоверного снижения носительства менингококка именно той серогруппы, к которой принадлежала вакцина? Одной из несомненных причин можно считать постепенное снижение заболеваемости до единичных случаев ГФМИ, являющихся наиболее мощными распространителями инфекции. Однако исследователи допускают, порой бездоказательно, наличие непосредственного воздействия поствакцинального иммунитета на колонизацию носоглотки. При этом обычно ссылаются на создателей полисахаридных вакцин Е. Готшлиха и соавт., показавших в специально поставленном контролируемом опыте, что максимальное снижение носи-тельства через шесть недель после вакцинации полисахаридом С совпало с пиком содержания бактерицидных антител в крови привитых. Дальнейшие многочисленные наблюдения свидетельствовали о накоплении специфических антикапсулярных бактерицидных антител в крови вакцинированных. Эти же антитела обнаруживают в секретах слизистой оболочки и слюне привитых [21]. Не исключено, что они не только проникают из крови, но и образуются местно. Однако капсулы, против которых направлены эти антитела, не являются факторами колонизации. Напротив, они препятствуют адгезии, закрывают (экранируют) пили и адгезивные белки наружной мембраны.

Так что с позиций современных представлений о механизмах инфекционного процесса антикапсу-лярные антитела, индуцируемые полисахаридами, не могут оказывать прямого действия на снижение носительства (колонизации). Да и менингококк на стадии колонизации редко экспрессирует капсулу. Поэтому единственное обоснованное объяснение случаев снижения распространенности носительства менингококка после вакцинации капсульными полисахаридами - существенное уменьшение числа больных ГФМИ - мощных источников инфекции [4]. На этот процесс несомненно оказывают влияние добавочные факторы - иммунологические, демографические, социально-экономические и пр. Поэтому массовая иммунизация различными капсулярными менин-гококковыми вакцинами (в том числе конъюгиро-ванными) едва ли является решающим средством снижения бактерионосительства. Скорее, эффективными могут оказаться вакцины на основе адге-зинов менингококка - его поверхностных структур (см. рис. 1) [12]. В этом плане вызывают интерес вакцины из белков наружной мембраны, которые уже имеются на основе менингококка серогруппы В. Но, как указывалось выше, на колонизацию они не оказали существенного влияния по причине многообразия антигенной специфичности (мо-заичности) белков наружной мембраны циркулирующих штаммов. В связи с этим привлекательны недавние предложения по использованию антигенов, общих для многих штаммов менингококка независимо от серогруппы и являющихся адгези-нами (например, белок NadA [6]), а также антигенов, общих для рода нейссерий (N. lactamica). Но до сих пор не ясно, имеет ли системная иммунизация преимущества перед мукозными вакцинами, инициирующими прежде всего местную иммунную защиту. Не исключено, что для иммунологического воздействия на менингококковое носительство наиболее рациональной окажется разработка именно мукозных вакцин. Таким образом, проблема воздействия на менингококковое носитель-ство путем искусственной иммунизации находится только в начальной стадии решения. ш