Унификация системы управления эпидемическим процессом кори

03.02.2011

Так как защищенность от краснухи детей первого года жизни обуславливается наличием иммунитета у их матерей, высокий показатель заболеваемости краснухой детей раннего возраста косвенно свидетельствует о восприимчивости к этой инфекции женщин детородного возраста и о наличии среди них непривитых и не болевших краснухой.

При анализе эпидемиологической ситуации в отношении рассматриваемых инфекций отмечены различия в заболеваемости детей, посещающих и не посещающих детские дошкольные учреждения. Установлено почти полное отсутствие заболеваемости корью и эпидемическим паротитом в яслях и младших группах детских садов. В то же время наиболее подвержены заболеванию корью дети до семи лет, не посещающие детские учреждения, а эпидемическим паротитом и краснухой, наоборот, - посещающие их. Указанное отличие можно объяснить более высоким охватом прививками против кори детей в организованных коллективах, а также частыми контактами с источниками па-ротитной и краснушной инфекций восприимчивых детей в дошкольных учреждениях.

Доля лиц старше 14 лет среди больных корью, краснухой, эпидемическим паротитом в Москве в 1999 и 2009 годах

Рисунок 4. Доля лиц старше 14 лет среди больных корью, краснухой, эпидемическим паротитом в Москве в 1999 и 2009 годах

Практический интерес представляет сравнительный анализ пораженности тремя изучаемыми инфекциями организованных коллективов. За прошедшее десятилетие снизилась до нуля пораженность корью детских коллективов, регистрируются единичные случаи заболевания среди взрослого населения. Пораженность детских и подростковых коллективов эпидемическим паротитом и краснухой в целом также значительно уменьшилась: детских садов - в 9,9 и 3,7 раза, детских комбинатов - в 25 и 26,8 раза, школ -в 26 и 9,7 раза, средних специальных учебных заведений - в 7,8 и 11,6 раза, вузов - в 1,9 и 1,8 раза соответственно (рис. 5, 6). Однако обращает на себя внимание рост пораженности краснухой детских яслей (2009 г. - 27,3 на 100 тыс. населения), что отражает повышенную заболеваемость детей в возрасте до двух лет.

Одним из условий полноты анализа эпидемиологической ситуации является рассмотрение очаговости. Если в предшествующий период имели место очаги кори с вторичными случаями заболеваний в средних школах и школах-интернатах, то в 2009 году групповые очаги кори в детских учреждениях и школах не регистрировались. Аналогичная тенденция отмечается и в отношении эпидемического паротита: если в 1998 - 1999 годах регистрировались множественные очаги этой инфекции в школах Москвы (в среднем по 22 - 29 случаев в каждом очаге), то в 2009 году максимальное число больных в очагах указанной инфекции сократилось до двух-трех случаев.

Значительно сократилось не только число групповых очагов краснухи в организованных коллективах детей: с 1164 (1999 г.) до 23 (2009 г.), - но и количество заболевших в них: в среднем с 15 случаев (1999 г.) до двух - четырех (2009 г.).

Таким образом, результаты сравнительного изучения основных проявлений эпидемического процесса кори, краснухи и эпидемического паротита в Москве выявили значительное сходство рассматриваемых инфекций по многим характеристикам (тенденции динамики заболеваемости, многолетняя и внутригодовая цикличность, контингенты риска, динамика очаговости и пораженности организованных коллективов). Все это позволяет сделать вывод о целесообразности унифицирования системы эпидемиологического надзора за корью, эпидемическим паротитом и краснухой.

В качестве модели унифицированной системы надзора была использована хорошо апробированная на практике система эпидемиологического надзора за корью, включая надзор за заболеваемостью с применением стандартного определения случая заболевания, вирусологический мониторинг популяции возбудителя, иммунологический мониторинг восприимчивости населения, а также надзор за иммунопрофилактикой [4].