Эпидемический процесс гонококковой инфекции

03.02.2012

Наиболее четко смены подъемов и спадов заметны на территории острова Великобритания с 1925 по 2003 год, где население было относительно стабильным. Из графика на рисунке 1 видно, что в 20 - 30-х годах заболеваемость ГИ держалась постоянно относительно высокая, но вдруг с 1937 - 1938 годов резко пошла на убыль. Это снижение, одновременно отмеченное и в других развитых странах, можно объяснить массовым применением сульфаниламидов для лечения све-жевыявленных случаев гонореи, что привело к резкому уменьшению источников инфекции. Однако разразившаяся 2-я Мировая война, существенно затронувшая Англию (в том числе прибытием множества беженцев), привела к быстрому подъему заболеваемости. К началу 40-х годов популяция гонококка уже приобрела устойчивость к сульфаниламидным препаратам, что и способствовало подъему. Но к концу войны появилось новое мощное антибактериальное средство - пенициллин, и заболеваемость быстро пошла на спад [30, 32]. Следующий подъем, начавшийся с середины 50-х годов, объясняется сразу несколькими причинами. Одна из них - постепенное накопление пенициллинорезистентных штаммов гонококка, преимущественно за счет модификации пенициллиносвязывающих белков, а это означает, что новейшие ингибиторозащищенные препараты пенициллина становились неэффективными. Вторую причину подъема можно видеть в улучшении диагностики благодаря внедрению селективной питательной среды Тейера-Мартина, повысившей высеваемость гонококка от больных [22]. Что касается дальнейшего подъема с конца 60-х - начала 70-х годов, то его объясняют накоплением большого количества «горючего материала» - молодых людей, рожденных после войны в воевавших странах так называемого «бэби-бума» [30]. В середине 70-х в США заболеваемость ГИ доходила до 468 на 100 тыс. населения [22], в Финляндии - 300, в Англии и Германии - 120 - 130 [12] (в России - 200). Правда, демографическими изменениями за счет «бэби-бума» нельзя объяснить огромный подъем ГИ (свыше 450 на 100 тыс. населения) в середине 70-х годов в невоевавшей Швеции [34]. Одним из объяснений подъема для всех стран Запада может служить начавшаяся в конце 60-х годов «сексуальная революция», связанная прежде всего с внедрением оральных противозачаточных средств [22, 30]. Подъему гонореи в США способствовали и Вьетнамская война, и связанный с ней вынос из Юго-Восточной Азии пенициллиноустойчивых штаммов гонококка, обладающих бета-лактама-зой, передающейся плазмидами [22].

С начала 80-х годов в США, Англии (см. рис. 1) и других странах Западной Европы начался довольно резкий спад заболеваемости, длящийся до середины 90-х. Его объясняют внедрением новых антибиотиков - прежде всего цефалоспоринов 3-го поколения и фторхинолонов [32], а также страхом перед ВИЧ-инфекцией, улучшением первичной профилактики ИППП, в том числе обучением населения навыкам безопасного сексуального поведения, и своевременным обращением за медицинской помощью [22, 23, 30]. ВОЗ считает, что снижению заболеваемости значительно способствует «защищенный секс» с помощью презервативов. Приводятся научно обоснованные доказательства обратной связи между частотой лиц (в %), применяющих презервативы, и заболеваемостью гонореей в Таиланде [12]. В тщательно проведенных исследованиях в Сан-Франциско показано снижение ректальной гонореи у МСМ благодаря применению презервативов [12].

Однако к концу XX века в Западной Европе снова намечается подъем заболеваемости ГИ, длящийся и поныне. Одна из причин - появление и накопление мультирезистентных штаммов гонококка, устойчивых в том числе и к фторхиноло-нам (повторяющим судьбу сульфаниламидов и пе-нициллинов). Но к этой причине подключаются и новые, отсутствовавшие ранее факторы. Одним из них стал развал СССР и лагеря стран социалистической демократии. Наши бывшие соотечественники и выходцы из Восточной Европы пополнили ряды чернорабочих и проституток в западных странах. Росту заболеваемости ГИ в «благополучных» странах способствуют уже упомянутая «мода» на гомосексуализм, вовлечение в эпидемический процесс подростков, о чем говорилось выше. Таким образом, подъемы заболеваемости, а также ее спады имеют разнообразные и каждый раз неодинаковые причины.