Механизмы передачи возбудителей

04.04.2012

Согласно сформулированному Л.В. Громашев-ским основному закону паразитизма, перемещение возбудителя из одного организма в другой посредством того или иного механизма является обязательным условием существования любого паразитического микроорганизма. При этом тот или иной тип механизма передачи соответствует специфической локализации возбудителя в организме хозяина, а локализация возбудителя в свою очередь определяет такой выход паразита во внешнюю среду, который необходим для передачи его другому организму. По мере накопления научных фактов сложилось представление: механизм передачи как «эволюционно выработанный способ перемещения возбудителя из одного организма в другой, обеспечивающий поддержание его как биологического вида» [3], присущ лишь ан-тропонозам, поскольку только при этих инфекциях возбудитель сохраняется как биологический вид за счет взаимодействия с организмом людей. Поэтому применительно к случаям инфицирования человека возбудителями зоонозных и сапроноз-ных инфекций настойчиво рекомендуют не употреблять термин «механизм передачи», а говорить лишь о «путях заражения человека» [2, 4, 10]. Однако это предложение не получило всеобщей поддержки, и в итоге в современной отечественной литературе перемещение возбудителей от источника к человеку при зоонозах и сапронозах в одних случаях определяется как «механизм передачи», в других - как «пути заражения человека». При этом пути заражения нередко обозначаются произвольными, не имеющими научного обоснования терминами, такими как «раневой», «укус-ный», «чрескожный», «нетрансмиссивный», «кон-тактно-инвазивный», «аэрогенный» и т.п.

Представляется, что в отношении способов заражения человека возбудителями зоонозных и сапронозных инфекций допустимо использовать термины «механизм заражения» и даже «механизм передачи», как это сделано, например, в последнем отечественном руководстве для врачей «Частная эпидемиология» под редакцией Б.Л. Черкасского [17]. При этом типы механизма заражения (механизма передачи), равно как и пути переда- чи возбудителей в пределах каждого механизма, можно обозначить терминами, принятыми в классической эпидемиологии (табл. 1). Именно такая схема дифференциации механизмов и путей передачи возбудителей, на наш взгляд, может способствовать столь необходимой в настоящее время унификации эпидемиологической терминологии в части оценки способов перемещения микроорганизмов от источника инфекции к восприимчивым людям при всех классах инфекционных и паразитарных болезней. Кроме того, следует иметь в виду, что при контагиозных зоонозах и сапроно-зах - а таких большинство [13] - возможно распространение инфекции по типу антропонозной инфекции - от человека к человеку, причем не исключено, что в некоторых случаях это распространение есть не что иное, как эволюционно обусловленный эпидемический процесс. Например, возможно, что резервуарами холерного вибриона одновременно являются водная экосистема и человек, а резервуарами таких биогельминтозов, как дифиллоботриоз и описторхоз, - наземные животные и человек. Если это так, то распространение между людьми возбудителей некоторых зо-онозов и сапронозов можно рассматривать как следствие реализации эволюционно обусловленного механизма передачи. Неслучайно некоторыми авторами [11] ставится вопрос о дополнении общепризнанного перечня классов инфекционных болезней (антропонозы, зоонозы и сапроно-зы) такими классами, как сапроантропонозы и зооантропонозы.

Следует, конечно, иметь в виду, что не всегда термины, используемые в отношении механизмов передачи возбудителей антропонозов, в полной мере могут отражать характер заражения людей при зоонозах и сапронозах. Так, например, заражение человека возбудителями сальмонелле-за, кампилобактериоза, бруцеллеза, иерсиниоза чаще возникает в результате употребления пищевых продуктов, полученных из органов и тканей прижизненно инфицированных сельскохозяйственных животных. Развитие лептоспирозной инфекции обычно наблюдается вследствие употребления воды, инфицированной мочой грызунов. Однако проникновение возбудителей этих инфекций при указанных способах заражения происходит через рот, и поэтому, на наш взгляд, такой способ перемещения возбудителей можно рассматривать как своеобразный подтип фекаль-но-орального механизма передачи. Существуют гельминтозы (анкилостомидозы, стронгилоидоз, шистосомозы), при которых заражение человека происходит в результате активного внедрения в организм инвазионных личинок через неповрежденную кожу, половозрелые же особи паразитируют в кишечнике или в венах брюшной полости и таза, а яйца (личинки) выделяются во внешнюю среду с калом или мочой. Если ориентироваться на способ проникновения возбудителя в организм человека, то такой механизм передачи гельминтозов целесообразно определить как подтип контактного. Со времен Л.В. Громашевского болезни укуса (бешенство, пастереллез, содоку) и раневые инфекции (столбняк, газовая гангрена) относятся к инфекциям с контактным механизмом передачи. Между тем при болезнях укуса основной локализацией возбудителя у животных и человека является не кожа или слизистые, а ротовой аппарат, а в патогенезе раневых инфекций имеют значение токсины, по отношению к которым о специфической локализации в организме говорить вообще не приходится. Однако нужно ли придумывать применительно к данным необычным ситуациям отдельные механизмы передачи возбудителя, например укусный и раневой, или все же следует считать этот механизм подтипом контактного? Думается, что второе предложение более разумно.