Эпидемиологическая оценка распространенности «скрытых» форм и HBsAg-мутантов вируса гепатита В

02.12.2012

Результаты и обсуждение

При сравнительном анализе частоты выявления маркеров инфицирования ВГВ в обследуемых группах установлено существенное превышение удельного веса лиц среди гематологических больных по сравнению с контрольной группой с наличием HBsAg (6,2% против 0,2%, P < 0,001), анти-HBс (22,5% против 11,2%, P < 0,01), анти-HВe (17,1% против 6,8%, P < 0,01). Все пациенты с изолированными анти-HBc были также положительны в отношении анти-HBc-IgM, что свидетельствует о наличии у них гепатита В. Высокий уровень распространенности инфекции у обследуемого контингента характеризуется и данными о наличии ДНК ВГВ, которая была выявлена у 13 из 129-ти обследованных пациентов гематологического отделения и не выявлена ни у одного из 544-х обследованных доноров (10,1% против 0%, P < 0,001). Значимых различий в частоте выявления анти-ВГС в изучаемых группах не отмечено (0,8% против 0,6%, P < 0,1) (рис. 1). Одновременное обнаружение серологических маркеров у пациентов более чем в три раза превышало аналогичный показатель у здоровых лиц (P < 0,05; t = 2,0).

При сравнении частоты выявления серологических маркеров инфицирования ВГВ в зависимости от нозологической формы установлено их превалирование у больных с хроническим течением гематологических заболеваний, что может быть обусловлено высокой инъекционной нагрузкой, частыми гемотрансфузиями, массивной иммуносу-прессивной терапией и пр. В то же время у пациентов с острыми лейкозами частота обнаружения серологических маркеров и ДНК ВГВ мало отличалась от соответствующих показателей в контрольной группе, что, возможно, связано с непродолжительным стажем заболевания.

Рисунок 1. Частота выявления маркеров инфицирования вирусами гепатитов В и С у гематологических больных и доноров

Особый интерес представляло выявление лиц со «скрытой» формой ВГВ-инфекции, серологический профиль которой характеризуется наличием ДНК ВГВ при негативной реакции выявления HBsAg в присутствии/отсутствии анти-НВс. Происхождение оккультной формы ВГВ-инфекции является недостаточно изученным. Предполагается, что существует несколько вероятных механизмов ее возникновения, включая мутации в регуляторных областях генома ВГВ, персистенцию Ig-связанных с ВГВ иммунных комплексов, вирусную интерференцию и блокировку свободной секреции HBsAg.

«Скрытая» ВГВ-инфекция имеет важное клиническое значение, проявляющееся в передаче вируса при гемотрансфузиях, реактивации инфекции у больных с иммуносупрессией, интерферирующем влиянии на эффективность лечения гепатита C [14].

Анализ результатов серологического тестирования позволил выявить 13 гематологических больных с наличием ДНК ВГВ, но с различным серологическим профилем: пять человек - с HBsAg-/ДНК ВГВ+ (1-я группа) и восемь человек - с HBsAg+/ДНК ВГВ+ (2-я группа). Важно отметить, что в сыворотке крови пациентов, негативных по HBsAg, ДНК ВГВ содержалась в очень низких концентрациях (< 102МЕ/мл), при этом в трех случаях (2,3%) ДНК ВГВ служила единственным маркером ВГВ-инфекции. Эти результаты коррелируют с данными P. Schmeltzer и K. Sherman (2010), показавших, что вирусная нагрузка при «скрытой» ВГВ-инфекции является чрезвычайно низкой, составляя чаще < 104 МЕ/мл и реже - менее или равно 100 МЕ/мл [14]. У одного из больных со «скрытой» формой гепатита В был выявлен только один серологический маркер - анти-HBs, у другого наряду с суммарными антителами к HBcAg были обнаружены и серологические маркеры активного инфекционного процесса, обусловленного ВГВ (анти-HBc-IgM и HBeAg) (табл. 1).